«Вечный свет» и «Человеческий голос» — метаморфозы кино